Compliance

Компании все чаще стали нанимать комплаенс-менеджеров или обращаться к консалтерам в сфере антимонопольного права для построения системы предупреждения антимонопольных правонарушений, то есть системы антимонопольного комплаенса. И как правило, работа по внедрению этой системы, а также контролю за ней ложится на плечи юрдепартамента — если не полностью, то в какой-то части уж точно. Мы решили разобраться, с чем связано такое повальное увлечение антимонопольным комплаенсом.


Антимонопольным комплаенсом называют меры, которые принимаются в компании, чтобы предотвратить совершение антимонопольных правонарушений и, следовательно, взыскание крупных штрафов (до 15% от оборота), а также другие негативные последствия. Для реализации этих мер компании принимают такие документы, как антимонопольная политика, планы по антимонопольному тренингу сотрудников, торгово-сбытовая политика, предусматривающая недискриминационные условия и критерии отбора контрагентов, положение о наложении санкций за нарушение сотрудниками внутренних порядков и др.

Как отмечают специалисты конструктора документов ПростоДокс, не стоит думать, что антимонопольный комплаенс — это всего лишь разработка внутрикорпоративных документов по соблюдению антимонопольного законодательства и контроля за их соблюдением сотрудниками компании. На самом деле это более сложный процесс. Он может включать следующие этапы: выявление рисков, оценку этих рисков, а также принятие мер по предупреждению рисков.

Последствия нарушений

• Административная ответственность: в зависимости от правонарушения штраф до 15% от оборота

• Уголовная ответственность: например, за участие в картеле до 7 лет тюрьмы

• Репутационные риски: например, упоминания о нарушении в СМИ, потеря контрагентов, в том числе тех, которые не могут работать с нарушителями антимонопольного законодательства в силу внутренних политик, разработанных в рамках антимонопольного комплаенса

• Признание сделки недействительной

При внедрении системы антимонопольного комплаенса важно, чтобы она не только была оформлена на бумаге, но и эффективно работала на практике. Иначе просто нет смысла вкладывать деньги в этот процесс.

«Иногда клиенты, обращаясь за построением антимонопольного комплаенса, полагают, что достаточно разработать некий локальный акт, роль которого чисто номинальная, и это автоматически приведет к существенной минимизации антимонопольных рисков. Это неверный подход, — отмечает руководитель антимонопольной практики Юридической фирмы Sameta Андрей Астанин. — Утверждением одного документа невозможно выстроить систему эффективного внутреннего контроля над антимонопольными рисками».

Некоторые компании уже внедрили эту систему, например «Уралкалий», «МТС» и др. Причем они это сделали по своей инициативе, ведь обязанность разрабатывать всю документацию для построения антимонопольного комплаенса нигде законодательно не закреплена.

Плюсов внедрения системы антимонопольного комплаенса немало. Во-первых, она поможет предупредить совершение антимонопольных правонарушений, то есть позволит компании избежать штрафов и других негативных последствий. А если компания работает в других юрисдикциях, то предупреждение антимонопольных рисков становится особенно актуальным, поскольку во многих странах штрафы еще выше, чем в России, при этом за рубежом часто учитывается наличие антимонопольного комплаенса вплоть до снижения размера штрафа.Во-вторых, наличие в компании антимонопольного комплаенса позволит ссылаться в спорах с антимонопольными органами на то, что компания предпринимала все возможные меры, чтобы предотвратить совершение правонарушения. Это может способствовать урегулированию спора с антимонопольным органом в досудебном порядке.

Compliance

Первопроходцем стал «Уралкалий»

В качестве примера, когда система антимонопольного комплаенса помогла благополучно разрешить спор с антимонопольным органом, можно привести дело «Уралкалия». Дело в том, что «Уралкалий» является единственным производителем карналлита обогащенного. Компания решила поднять цены на продукцию на инвестиционную составляющую, обосновав свое решение тем, что требуется компенсировать затраты на модернизацию устаревшего оборудования.

Новые цены были согласованы с основными покупателями, которые приобретали 99% карналлита. Одновременно компания провела антимонопольный комплаенс нового механизма ценообразования и пришла к выводу, что включение инвестиционной составляющей в цену не приведет к установлению монопольно высоких цен.

Через некоторое время ОАО «Соликамский магниевый завод», которое покупало более 50% карналлита, пожаловалось в ФАС России на резкое увеличение цен. Антимонопольный орган возбудил в отношении «Уралкалия» дело по признакам установления монопольно высоких цен.

В жалобе заявитель ссылался на то, что модернизация производственных мощностей должна была финансироваться за счет амортизационных отчислений, а значит, включение в цену инвестиционной составляющей незаконно.

В результате изучения экономического обоснования, в том числе процедур комплаенса, ФАС России не нашла нарушений антимонопольного законодательства в действиях «Уралкалия» и приняла решение о прекращении рассмотрения дела. ОАО «Соликамский магниевый завод» пыталось оспорить решение ФАС России в суде, но получило отказ (дело № А40-1400/2016).